Подписка

Введите ваш емейл:

Статистика

Архив рубрики ‘Профессии’

Когда то давно...

Когда-то давно, когда моя бабуля была молодой, сельское хозяйство в СССР процветало и кормило всю страну. Колхозы были большие и развитые, деревни процветали и цвели.
Сельское хозяйство было надежным поставщиком продуктов для города. В то время как в городе строились заводы и делались открытия.
В нашем поселке был очень большой совхоз. В основном в совхозе выращивался крупно-рогатый скот для получения в дальнейшим молока. А так же пара сотен голов свиноматок.
Бабуля работала дояркой всю свою жизнь. С мамой молодости она работала на этом совхозе и практически всегда была дояркой. На работу она вставала рано утром, когда еще вся семья спит и зимой летом она первая уходила на работу.

Деревня

Бабуля была одна из самых почетных доярок совхоза, она даже несколько раз получала прибавку за то что надой превышал установленную норму. Она говорила «Что бы корова дала много молока, нужно ее правильно доить, делать это нужно с любовью, так как будто ты теленок — сосет вымя». Не знаю как любовь помогала корове давать больше молока, но это реальный факт.
Мясных пород коров в совхозе практически не было. А хотя раньше по словам бабули, только мясные породы коров были у них в загоне. Она рассказывала, что к ним за мясом приезжали откуда то из министерства, тамошним чиновникам уж больно оно понравилось. Коровы уж больно мясные были, их мясо было очень сочным и мягким. И суп сварить, и на огне пожарить.
Закончила бабуля работать когда ей было за пятьдесят. Бабуля жаловалась на боль в ногах, ноги у нее болели и она уже не могла каждый день ходить на подой коров, хотя руки у нее были как у младенца. Кожа мягкая нежная, практически без морщинок.
Прожив всю жизнь в деревне и невидев белого света, моя бабуля вовсе не жалеет, что прожила жизнь именно так, жалеет она только о том, что ноги слишком рано ее подвели и теперь она сидит. «Город портит людей, делает их злыми, а деревня, наоборот, делает их лучше, добрее» — так говорила бабуля.

Научно-техническая революция

Но не только дисциплина и совесть помогут нам наладить строжайший режим экономии, бережливости, контроля и учета. Здесь опять в роли помощника выступает научно-технический прогресс (он действительно пронизывает все стороны нашей жизни), призванный предоставить нам ресурсо- и энергосберегающие технологии, такие, другими словами, способы производства, при которых на изготовление единицы изделия мы затрачивали бы наименьшее количество материалов, топлива, энергии, нашего труда, времени, какое бы это изделие ни было — машина или кирпич, телевизор или буханка хлеба.
Значит, мы все должны научиться считать и экономить, беречь государственную копейку, прибавляющую дополнительный доход и к нашей копейке заработанной, развивать инициативу, предприимчивость на рабочем месте, быть рачительными хозяевами на производстве, настоящими хозяевами страны. Умело рассчитывать, работать с выгодой, с прибылью — это и есть работать на хозяйственном расчете. Повсеместный хозяйственный расчет на производстве — это ленинский подход к труду в социалистическом обществе, важнейшее условие ускорения социально-экономического развития страны.
Будет ускорение — будет расти и наше благосостояние. Наши потребности постоянно растут — хочется и того, и другого, и третьего, а где его взять, как только не произвести — и лучше, и больше, и дешевле?! За границей купить? Но и для этого тоже нужны средства, и немалые, а получить их можно опять же только ускоренным развитием нашей экономики.
Вклад каждого из нас в ускорение, в дело мира — это работа с полной отдачей, поиск, новаторство, инициатива, творчество.
Быть не только свидетелем научно-технической революции, но и активным ее проводником в такой грандиозной отрасли экономики нашего общества, как сельскохозяйственное производство,— это ли не самый главный аргумент в пользу профессии, о которой поведем речь?

Экономия и бережливость

Еще одно средство ускорения — экономия и бережливость. Здесь прежде всего нужен перелом в нашем сознании. Мы привыкли, чего греха таить, к мысли, что наши богатства — беспредельны, недра — неисчерпаемы, земли — немеряны. Нет,предельны, хотя и велики; нет, исчерпаемы, хотя при разумном использовании запасов может хватить на сотни лет; нет, измерены: пашни по 0,82 гектара на каждого из нас, и неоткуда прирезать, так что наращивай урожай, да береги выращенное, храни как зеницу ока вместе с землей-кормилицей, перерабатывай и потребляй без отходов! У страны-громады и потери громадны. Если мы возделываем зерновые примерно на 125 миллионах гектаров, а только допустимые потери на гектаре при комбайновой уборке составляют 1%, то есть примерно в среднем 15—20 килограммов, посчитайте-ка сами, сколько мы недоберем зерна, если эти потери возрастут хотя бы на полпроцента.
Мы добиваемся довести в 1990 году производство зерна до 250—255 миллионов тонн, картофеля — до 90—92, свеклы — до 92—95, овощей и бахчевых культур до 40—42, плодов и ягод — до 14,5—15,5 миллионов тонн, а потери у нас, как известно, таковы, что за счет из сокращения при уборке, перевозке, хранении и переработке прибавка в ресурсах потребления может составить до 20, а по некоторым видам продукции и до 30 процентов. Какой же огромный нравственный и экономический эффект таится в борьбе с бесхозяйственностью, в воспитании в каждом советском человеке чувства гражданской ответственности и за затраты на производстве продукции, и за ее сохранность, сбережение и разумное использование! Ведь затраты на устранение потерь к тому же в 2—3 раза меньше, чем на дополнительное производство продукции того же объема.

Качество продукции

Еще одним условием или средством назовем тесно связанное с научно-техническим прогрессом и человеческим фактором качество труда и продукции. Почему связанное? Но как же, подумайте, можно отлично выполнить работу или сделать хорошую вещь, если не будет для этого подходящей техники, инструмента и настоящего мастера?
Качество — великая проблема; не исключение здесь и сельско-хозяйственное производство. Заросшее сорняком пшеничное поле — это не только некрасиво. Это еще и убытки от недобора урожая, от снижения качества зерна. Ведь на запущенном поле пшеница не смогла получить свое. Вот вам и убытки: от нерадивого сеятеля, от нерасторопного агронома, от равнодушного взгляда всех, кто на этом поле хлеб «растил», а точнее — губил, грубо нарушая технологию, то есть от человеческого и технического факторов, снизивших вкупе качество конечного продукта — зерна, а значит и хлеба, который из него выпекут.

Интересное