Подписка

Введите ваш емейл:

Статистика

Архив рубрики ‘Интересное’

Хлеб — всему голова!

О целине сказано и написано немало. Но это такая тема, к которой необходимо постоянно возвращаться. Ведь целина — это хлеб. Нет ничего ценнее хлеба — не только на столе — в нашей жизни. «Хлеб — это такой вид энергии, — утверждает один почетный академик, полевод колхоза Курганской области Терентий Семенович Мальцев, — без которого не повернется ни один винтик, ни одна шестеренка, без него ни песни сложить, ни в космос слетать. Не зря в народе говорят: «Хлеб — всему голова».
Первую цену хлеба моему поколению пришлось узнать в военные годы. Был у войны свой хлеб. Скудный, отмеренный карточкой.

Пшеничное поле

Мне неизгладимо запомнились строки стихотворения Геннадия Крылатого, так точно отразившие голодное лихолетье войны: вековую крепь земли. Именно здесь прокладывалась первая целинная борозда.
Казахстан еще готовился к великому штурму, а мы уже на поволжской земле производили «разведку боем...».
О чем говорил местный опыт? О том, что земледельцы использовали под посев только падины — блюдечки микропонижений, где скапливались вешние воды. За счет этого почва получала зарядку влаги, что и определяло судьбу урожая. В шести колхозах зоны машинно-тракторной станции, которую я тогда возглавлял, насчитывалось около четырех сотен падин, из которых только 10 процентов имели размеры свыше 60 гектаров. Вся пашня бесчисленными мелкими участками была разбросана среди полупустынных пастбищ. При таком землепользовании не приходилось говорить о культуре земледелия, а стало быть, и урожайность зерновых редко превышала 5 центнеров с гектара. В лучшем случае раз в три года колхозы принимали участие в хлебозаготовках. Нам же предстояло превратить Заволжье из района выборочного в зону сплошного земледелия.
Много трудностей встало на этом пути. Дело в том, что осваивались земли, как, правило, очень тяжелого механического состава: от века нетронутые, они не поддавались плугу. Мощные тракторы ДТ-54 (в пятьдесят лошадиных сил!) нередко «надрывались» на первом же проходе по целинным землям, «захлебывались» и выходили из строя. Чтобы вспахать поле, приходилось у пятикорпусного плуга отнимать два корпуса, оставлять три. Только так и справлялись с крепью.
И все же выход на поля пахотного трактора ДТ-54, который в те годы стал в массовом порядке выпускаться заводами, качественно изменил степное земледелие.

«Русское поле»

Речь идет о «Русском поле» Анатолия Иващенко. Вроде бы отдельные очерки, рассказывающие либо о судьбе человека, либо о какой-то проблеме, удачно дополняются фотографиями. Ряд страниц посвящен становлению советского крестьянства, тяжелым годам войны, когда автор, как бы отойдя на задний план, предоставляет слово другим воинам, сломившим фашизм. Затем — очерки о восстановлении экономики. Но основная тема — человек, заботящийся о земле, он главный герой книги. Публицист рассказывает об ученых и хлеборобах. Читая «Русское поле», невольно задумываешься об истинной ценности куска хлеба. Да и сама книга получилась шире и глубже, чем ее название.

Зерно

За тем, как раскрываются характеры и поступки героев очерков, рассказывается о путях решения важнейших проблем, стоящих перед сельским хозяйством, отчетливо виден и сам автор: защитник отечества, журналист, исследователь, писатель-аграрник. В каждую строчку вложил он частичку своей души.
Упомянуть об этой книге и ее авторе меня побудила недавно опубликованная статья А. Иващенко в соавторстве с инженером В. Рудельсоном. Вроде бы так много уже говорилось о проблеме сохранения и умножения плодородия почвы — одного из основных богатств страны, что и добавить нечего. А А. Иващенко добавил. Ссылаясь на снимки, сделанные из космоса, он показал, что, пожалуй, самым большим врагом почвы оказываются колеса и гусеницы тракторов, комбайнов, автомашин... Со свойственной ему дотошностью журналист подсчитал, сколько тысяч километров проходят по полям несовершенные, слишком тяжелые сельскохозяйственные агрегаты, нанося тяжелый ущерб почве. По крупицам он собрал факты об агрегатах, которые могли бы меньше «крушить» землю. Рассказывает об опытах, свидетельствующих, что любой гектар пашни может и должен давать больше продукции, чем сейчас, причем плодородие почвы снижаться не будет. Так что резервы есть, и немалые, — это один из примеров.
На этом можно было бы и поставить точку. Но в заключение еще несколько слов о целине. Она давно уже стала неотъемлемой и важной частью экономического потенциала страны. Но резервы увеличения ее отдачи, как видим, еще огромные. Поставить их на службу Родине — наш долг.

Власть земли

Кулисы — ряды горчицы или другой культуры — один из важных методов борьбы с ветровой эрозией. Зимой здесь скапливается больше снега, что способствует повышению урожая.
Содержание понятия «власть земли» диалектично: с одной стороны, это зависимость крестьянина от природных стихий, с другой — это и притягательная сила, возможность проявить хозяйскую сметку и самостоятельность, раскрыть талант земледельца.
Творчески подошли целинники к опыту Терентия Семеновича Мальцева, взяв его в основу принятой там почвозащитной системы.
Коллектив сотрудников научно-исследовательского института зерновых культур во главе с академиком А. И. Бараевым предложил почвозащитную систему земледелия, включающую комплекс специальных агротехнических приемов и среди них — внедрение почвозащитных севооборотов непосредственно с полосным размещением посевов зерновых культур, чистых паров и многолетних трав, кулисы, залужение сильно эродированных земель, буферные полосы многолетних трав, задержание снега, закрепление и облесение песков и иных непригодных для сельскохозяйственного производства земель, создание почвозащитных полос. Особенно обращалось внимание на безотвальную обработку почвы с сохранением стерни, других органических остатков. Они-то и служат для поля своеобразным щитом.

Черноземь

Оставленная стерня в традиционной системе степного земледелия считалась браком обработки почвы, за который строго взыскивали агрономы. Огрехом, что не давал покоя совести. «О, грех.,. О, грех!» — корили недаром деды и отцы. А теперь в почвозащитной системе стерня и другие растительные остатки стали инструментом образования почвы и повышения ее плодородия. В верхнем слое из них образуется перегной — основа формирования прочной структуры почвы. Так, между прочим, происходило и происходит там, где человек не вмешивается в жизнь природы.
Почвозащитная система. Для целинников, а теперь и хлеборобов многих других районов она становится надежной опорой. Но, думается, защиту следует понимать не только лишь как систему агротехнических мер. Речь должна идти вообще о сохранении, умножении такого богатства, как почва. Защищая ее, мы защищаем экономические интересы колхоза, совхоза, республики, страны. Совхоз Оренбургской области, колхоз Кустанайской области, Ново-Уральское опытное хозяйство Омской области... В этих и многих других коллективах отдачу зернового гектара за последние годы увеличили в два-три раза.

Весенне-полевые работы

Для целинников, а теперь и хлеборобов многих других районов почвозащитная система земледелия становится надежной опорой, основой достижения успехов. Пора более надежно решать вопросы сохранения и умножения такого богатства, как почва. Это проблема сегодняшнего и завтрашнего дня целинного земледелия.
Центральное звено в ее решении — отношение людей к делу. Никакая система «не пойдет», если же сам сеятель мало заинтересован в конечных результатах своей работы, если принижена личная ответственность за урожай. Мы знаем немало примеров, когда отличные черноземы из-за беспечного или неграмотного обращения с ними теряли свою силу.
Подлинный интерес к земле у сельского работника пробуждается тогда, когда он получает удовлетворение в своем труде, видит прямую зависимость между урожаем и моральным и материальным вознаграждением, получает возможность работать творчески, без повседневной мелочной опеки.

Полевая работа

Два десятилетия назад в целинном зерновом производстве уже складывались условия для существенного повышения производительности труда и обеспечения устойчивости земледелия. Мы пошли на эксперимент, суть которого в совершенствовании производства. В основу положили соединение почвозащитной технологии возделывания зерновых культур с организацией труда по методу коллективного подряда. Оплата труда не за отдельные работы в поле, а за урожай — то, во имя чего работают люди. Такой опыт уже есть, в частности, у поволжских земледельцев. В совхозе «Верхнебузиновский» Волгоградской области (в зоне сухих каштановых степей) именно в специализированных звеньях, где оплата труда механизаторов поставлена в прямую зависимость от урожая, стали впервые осваивать и внедрять почвозащитную систему земледелия.
Пионер организации хозрасчетных звеньев в этом совхозе, первоцелинник Станислав Иванович Гавра дает следующую оценку своему многолетнему опыту:
— Началось с того, что был поставлен эксперимент: создан укрупненный зернопаровой севооборот со средним размером поля 1060 гектаров.
Технологическая линия для предварительной обработки зерна на механизированном току совхоза «Русско-Полянский» Омской области, механизатора, вооруженные противоэрозионной системой машин, звеном стали обрабатывать 3200 гектаров пашни. До этого в отделении урожайность зерновых не превышала 6-8 центнеров, а порой могли вернуть лишь высеянные семена. Поля сильно заросли сорняками. Качество полевых работ было низким. Ведь земля не любит поденщиков, она отзывчива к настоящему хозяину. Таким, как правило, механизатор становится при коллективном подряде. Подряд укрепляет связь между землей и человеком, трудом и его оплатой. Здесь хлебороб не гонится за выгодной работой, а «делает урожай» — стремится получить больше зерна. Хлеборобская карьера-известно какая: чем выше урожай, тем выше ты.

Интересное